Донбасские КПВВ: больше беды, скромные победы, поиск выхода

54432853_2299945393583889_308969482156926566.max-165x165.jpg

Одной из болевых точек Донбасса были и остаются контрольные пункты въезда-выезда, расположенные у линии соприкосновения. Тема периодически вспыхивает и затухает, но остается постоянно зудящей раной, как и сам конфликт.

В последний год на подконтрольной территории ситуация с КПВВ улучшилась. Чего не скажешь о неподконтрольной. Впрочем, бед хватает по обе стороны неофициальной границы, прошедшей «по живому» - и по донбасской земле, и по судьбам сотен тысяч человек. Что изменилось на КПВВ, с какими сложностями продолжают сталкиваться граждане, как разрешить проблему, разбирался donbass.live.

Донбасские КПВВ: цифры и судьбы

C 21 января 2015 года между подконтрольной украинскому правительству частью Донбасса и неподконтрольной действует пропускной режим: чтобы пересечь линию разграничения, нужно пройти КПВВ, имея специальный электронный пропуск, который можно оформить на сайте СБУ.

Сейчас в подконтрольной правительству части Донецкой области функционирует четыре КПВВ («Марьинка», «Майорское», «Новотроицкое», «Гнутово»), которые «отзеркалены» с неподконтрольной территории контрольными пунктами пропуска «Александровка» (в районе КПВВ «Марьинка»), «Горловка» (в районе КПВВ «Майорское»), «Еленовка» (в районе КПВВ «Новотроицкое») и КПП «Октябрь» (в районе КПВВ «Гнутово»). Пассажиропоток здесь серьезный: согласно данным Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (МинВОТ), в мае линию разграничения на Донетчине пересекли 896 тыс. 300 человек.

65020132_474680073266976_8259127839970820096_n.jpg

Если в Донецкой области есть четыре КПВВ, причем все они пропускают также и транспорт, то на Луганщине действует единственный пункт пропуска – и тот пешеходный. Расположен он у Станицы Луганской. Желающим пересечь линию разграничения в этом месте приходится преодолевать деревянный мост (скорее – подобие моста), что сопряжено с массой сложностей. Но люди, лишенные выбора, вынуждены довольствовать тем, что есть. При этом в мае КПВВ «Станица Луганская» пересекли 307 тыс 100 человек.

О необходимости отстроить полноценный мост и улучшить пропуск в КПВВ «Станица Луганская» периодически говорят даже переговорщики в Минске. Но тут есть определенные подводные камни, связанные с военной составляющей.

Сопредседатель Общественной инициативы "Права Справа" Дмитрий Снегирев пояснил, что через полноценный мост противник под прикрытием орудий (а берег Северского Донца, находящийся под контролем «ЛНР» выше, чем тот, что на подконтрольной украинским властям территории) может быстро проскочить, закрепиться и захватить Станицу Луганскую.

Потому и «хороводят» вокруг постройки моста, равно как вокруг отвода сил и средств у Станицы. Разговоров – много, результат – нулевой.

То же самое касается открытия дополнительных КПВВ на Луганщине - в районе Золотого и Счастья. Они рассматриваются сторонами конфликта как потенциальные «ворота» в сторону противника. В итоге за «белым шумом» разговоров в стиле «да, открывать надо, но…» - никаких реальных подвижек для открытия КПВВ не осуществляется. А люди продолжаются мучиться, пересекая линию разграничения в нечеловеческих условиях.

Согласно официальным данным, граждане Украины пересекают линию разграничения для:

- посещения семей;

- покупки необходимых товаров;

- получения услуг.

Пересечение это сопряжено с массой сложностей (длинные очереди, порой некорректное обращение сотрудников КПВВ). И в прямом смысле слова сводит людей в могилу.

В прошлом году, согласно данным ООН, при пересечении линии разграничения умерли около 50 человек. В конце января текущего года было известно уже о 12 жертвах, о чем сообщили наблюдатели СММ ОБСЕ.

С 16 февраля по 15 мая при пересечении донбасских КПВВ от ухудшения состояния здоровья погибли как минимум 9 человек: 8 мужчин и 1 женщина, уверяет глава Мониторинговой миссии Организации Объединенных Нация по правам человека в Украине Фиона Фрейзер.

Сейчас счет уже больше… А сколько людей умирает от инсультов и инфарктов, вызванных путешествием через КПВВ (но не на самих пунктах пропуска) – сосчитать невозможно. Но точно в три-четыре раза больше тех, кто умирает непосредственно у линии разграничения.

Замглавы Представительства Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Украине Ноэль Калхун считает: несмотря на масштабность проблемы, ей уделяется мало внимания со стороны властей. Подавляющее большинство украинцев не имеют представления, с какими трудностями сталкиваются люди на КПВВ.

«Те, кто находится в зоне конфликта, остаются без внимания. В месяц через эти пункты осуществляется миллион пересечений, они связаны с тысячами человеческих историй. Но КПВВ продолжают оставаться в плохом состоянии уже на протяжении долгих лет», - отметила Ноэль Калхун во время недавней презентации правозащитными организациями отчета «Оценка условий пересечения линии соприкосновения через контрольные пункты въезда-выезда».

Донбасские КПВВ: фактор искусственных очередей

Одна из основных проблем КПВВ – огромные очереди, которые создаются, в том числе, искусственно. Очередная их волна прокатилась с начала июня по неподконтрольной территории.

Сначала об этом писали местные жители в соцсетях. Потом подключились блогеры, в том числе журналист-переселенец Денис Казанский. Он опубликовал видео огромной очереди к пункту пропуска со стороны «ДНР» на подконтрольную часть. «Люди часами вынуждены так стоять под палящим солнцем, в разгар 35-градусного зноя, - пишет он. - Причем, этот ад создается абсолютно искусственно. В обратную сторону, из Украины в ОРДЛО очередей практически нет».

В отчаянии, жители ОРДО даже зарегистрировали в сети петицию к «руководителю» «ДНР» Денису Пушилину с просьбой как-то решить вопрос.

Представители Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине подтвердили данные о длинных очередях на контрольных пунктах въезда-выезда. Так, утром 16 июня на блокпосте вооруженных формирований возле н. п. Кременец (неподконтрольный правительству, 16 км к юго-западу от Донецка) наблюдатели видели около 300 автомобилей в очереди на выезд в подконтрольные правительству районы, а также примерно 70 автомобилей в противоположном направлении.

«18 человек (мужчины и женщины в возрасте от 30 до 60 лет) на блокпосте вместе и по отдельности сообщили СММ, что они обеспокоены из-за длительного, по их мнению, ожидания и введенного вооруженными формированиями с 1 июня «распоряжения», ограничивающего число автомобилей, которым разрешено заезжать на блокпост, до 6 автомобилей за 30 минут в каждом направлении, - сообщается в отчете Миссии. - Некоторые люди сказали, что им пришлось переночевать на блокпосте вооруженных формирований в ожидании своей очереди на проезд в подконтрольные правительству районы, другие же сообщили, что стоят в очереди с 03:30 утра. В течение примерно 50 минут наблюдения команда Миссии видела, что одновременно происходит контроль 12 транспортных средств, по 6 с каждой стороны».

С аналогичной ситуацией наблюдатели столкнулись на блокпосте «ДНР» в Оленовке (Еленовке). Всё те же – «дозированные» авто, всё то же столпотворение.

Пресс-секретарь Государственной пограничной службы Украины Олег Слободян сообщил, что «боевики аргументируют это необходимостью усиливать осмотры на предмет запрещенных веществ, но, по нашей информации, у них постоянные сбои с системами баз данных и нехватка людей».

Впрочем, не обходится и без коррупционных моментов. «Такса» за проезд вне очереди составляет, по данным пользователей соцсетей, 2,5 тыс. руб, а попасть в льготную очередь обойдется в тысячу руб.

Представитель Украины в ОБСЕ Игорь Прокопчук потребовал от российской стороны, фактически управляющей «властями» в «ДНР» и «ЛНР», снять все ограничения, наложенные на пересечение КПВВ на линии контакта на Донбассе, включая по количеству автомобилей, которым разрешено въезжать на блокпост (6 автомобилей каждые 30 минут в каждом направлении).

65268524_2427464247487705_496048523456806912_n.jpg

Но с ответом никто не торопится. Впрочем, ответ со стороны Кремля давно дан – «ихтамнет».

Между тем, кроме коррупционной составляющей и нехватки кадров, есть еще один момент, связанный с созданием очередей.

В пресс-центре операции Объединенных сил считают, что подобные препятствия создаются с целью «нарушить связи граждан с контролируемой территорией Украины».

Об этом же говорит и представитель уполномоченного Верховной Рады по правам человека в Донецкой и Луганской областях Павел Лисянский: «Я вижу, что проблема пересечения КПВВ в целом лежит на представителях неподконтрольной территории. Там нет реконструкции, зато есть искусственно создаваемые очереди, а также провокации с пропуском людей в «серую зону» уже после закрытия работы наших пунктов пропуска».

По словам Лисянского, представители т.н. «ДНР» и «ЛНР» не заинтересованы в создании комфортных условий для пересечения линии разграничения. «Они не хотят, чтобы люди ездили на подконтрольную территорию, сравнивая уровень жизни и свобод. Достаточно вспомнить недавний случай, когда детей, которые ехали на сдачу Внешнего независимого оценивания, не пропустили», - отмечает Лисянский.

Он также подчеркивает, что люди на неподконтрольной территории напуганы, рост гражданского сознания там очень упал. А потому возмущаться они особо не могут. Чем пользуются те, кто превратил пункты пропуска в место заработка.

«В основном задержки движения происходят с неподконтрольной части Донбасса, - отметил в комментарии donbass.live политэксперт Тарас Загородний. - Им выгодно создавать «пробки», мешая людям контактировать друг с другом, срывая даже такую форму реинтеграции, при этом обвиняя во всем украинскую сторону. Мы никак не можем на это повлиять, да и международные инстанции, похоже, тоже».

Донбасские КПВВ: улучшения с горчинкой

На подконтрольной территории Донецкой области ситуации в КПВВ разительно изменилась за последний год. Выросли модульные навесы, было увеличено количество пропускных кабинок, расширены проездные пути. Появились кондиционеры, стало больше биотуалетов, были оборудованы палатки мобильной медицинской помощи.

Казалось бы, можно порадоваться. Если бы не ряд «но».

Заслуга в подобном «очеловечивании» КПВВ – это не заслуга государства, которое, по идее, должно делать всё для облегчения жизни своих граждан по обе сторону линии разграничения. Глава «Института региональной политики», соучредитель в Гуманитарной организации «Ответственные граждане» Энрике Менендес подчеркивает, что улучшения произошли, прежде всего, благодаря поддержке со стороны международных гуманитарных и украинских правозащитных общественных организаций.

К тому же, далеко не всё доведено до ума. Павел Лисянский, посетивший недавно КПВВ «Марьинка» и «Майорское», отмечал, что в палатках ГСЧС нет охлаждения (а ведь именно там нередко приходится ночевать украинцам, пересекшим линию разграничения с неподконтрольной территории уже после закрытия пунктов пропуска), биотуалетов не хватает, а украинских медиков нет (работают международные организации, которые в любой момент могут прекратить свою деятельность).

Председатель Донецкой облгосадминистрации Александр Куць уверяет, что «скорая», в случае необходимости, доезжает на КПВВ за 10-12 минут. Но даже 2-3 минуты могут стать роковыми для тех, у кого не выдержало сердце.

Донбасские КПВВ: щупальца коррупции

Неоднократно было написано о контрабандных потоках, которые как через официальные КПВВ, так и через неофициальные «окна» курсируют между подконтрольной и неподконтрольной частями Донбасса.

Сопредседатель Общественной инициативы "Права Справа" Дмитрий Снегирев подробно описывал схемы, которые совместно организовали силовики по обе стороны линии разграничения.

Порой попытки волонтеров вскрыть эти схемы приводят к трагическим последствиям. До сих пор неясно, кто 2 сентября 2015 года в районе Счастья расстрелял мобильную группу по борьбе с контрабандой. Тогда погибли работник Государственной фискальной службы Дмитрий Жарук и волонтер Андрей Галущенко (позывной Эндрю), еще четверо бойцов получили ранения.

«Золотым дном» стали перевозки. При этом представители власти и силовиков, как правило, «крышуют» определенную их часть. А «дань» собирают со всех. В итоге – нехватка транспорта, дикие цены, новые преграды, странным образом «слепнущие» видеокамеры и растущие как грибы «режимные зоны» - еще один повод для «выдаивания» средств с граждан, проходящих пытки пересечением линии разграничения.

Притчей во языцех стали «логистические центры» у линии разграничения, которые вместо того, чтобы стать местом, где жители неподконтрольных территорий могут приобрести более дешевые продукты, превратились в перевалочные базы для контрабанды («бусики» грузили товаром и переправляли на неподконтрольную территорию).

По словам Снегирева, в некоторые пропускные пункты были вложено миллионы госсредств, при этом эти КПВВ (как тот же в районе Золотого-4) так и не заработали. Но деньги на их обустройстве кто-то хорошо «наварил». Эксперт уверен, что речь идет о превышении служебных полномочий и нецелевом использовании государственных средств бывшими главами Донецкой и Луганской ОГА.

На фоне многомиллионных оборотов на контрабанде, в которых задействованы силовики, спецслужбы и власти разных уровней, бесчинства, которые творят сотрудники пунктов пропуска, берущие взятки и вытряхивающие «лишнюю пачку чая», выглядят детскими шалостями.

Снегирев уверяет, что различными путями, согласованными обеими сторонами, ходят контрабандные караваны с сигаретами, спиртным, продуктами и даже оружием. «Всё это в комплексе доказывает – мы имеем дело с искусственно создаваемыми препонами, которые выгодны обеим сторонам. Это инструмент для заработка денег, - уверен сопредседатель ОИ "Права Справа". - Я не вижу, как можно решить проблему, учитывая огромную коррупционную составляющую всех сторон. Скорее всего, это станет возможным лишь после завершения конфликта».

Донбасские КПВВ: как решить проблему

Безусловно, завершение конфликта – универсальный рецепт. Об этом в комментарии donbass.live заявил и исполнительный директор в Центре прикладных политических исследований "Пента" Александр Леонов. «В районе линии соприкосновения мы имеем очередное обострение, включая обстрелы из тяжелого оружия, - напомнил он. - Очевидно, что ожидать серьезных сдвигов в решении вопроса облегчение пересечения линии соприкосновения в таких условиях достаточно сложно. Важно начать урегулирование конфликта, а это уже повлияет и на ситуацию на КПВВ».

Но гибридная война идет шестой год. А решать проблему пересечения КПВВ нужно было, по хорошему, еще вчера. Потому что вместо реинтеграции мы получили обратный процесс, в том числе, создав проблемы на пунктах попуска.

Руководитель Всеукраинской ассоциации переселенцев Руслан Калинин в комментарии donbass.live назвал следующие моменты, которые нужно реализовать, чтобы сделать пересечение КПВВ более кофмортным:

- увеличить количество автобусов, которые курсируют между КПВВ и т.н. «нулевым блокпостом»; финансирование содержания и обустройства КПВВ; число сотрудников погранслужбы для более эффективной работы пунктов;

- обустроить КПВВ с учетом потребностей людей с инвалидностью (в том числе - туалетами, доступными для людей, которые пользуются колесными креслами); создать комнаты матери и ребенка;

- обустроить на территории КПВВ пешеходные дорожки, зоны ожидания (крытые помещения с подогревом или охлаждением воздуха), установить лавочки;

- обязать коммунальные службы регулярно вывозить мусор, обеспечивать поставки питьевой воды;

- обеспечить в пунктах пропуска качественную связь и бесперебойный Интернет.

Руководитель проекта «Адвокация и правовая помощь внутренне пермещенным лицам» БФ «Право на защиту» Мария Алексеенко отметила, что КПВВ в основном пересекают люди пожилого возраста и женщины с детьми. При этом адекватных условий для ожидания и пересечения линии соприкосновения там не создано.

«На КПВВ «Станица Луганская» в день от 4 до 10 человек теряли сознание. Это указывает на то, что на КПВВ до сих пор не созданы безопасные и достойные условия пребывания», - подчеркивает Алексеенко.

Правовой аналитик Благотворительно фонда «Право на защиту» Дарья Дмитренко в комментарии donbass.live отметила, что этот БФ в течение нескольких лет подчеркивал необходимость создания на КПВВ достойных и безопасных условий.

«Масштабная реконструкция КПВВ, проведенная в 2018-2019 годах, стала серьезным шагом навстречу этой цели, - продолжает аналитик. – Вместе с тем, реконструкция «вынесла на поверхность» ряд проблем, которые мешают позитивным изменениям или существенно тормозят их. Прежде всего, речь об отсутствии прозрачных законодательных рамок. Законом не обозначен правовой статус, финансирование КПВВ, базовые требования к их обустройству и т.д. Как следствие - отсутствует эффективное взаимодействие госструктур, поскольку нет единого координационного центра, т.е. органа, на который была бы возложена ответственность за КПВВ».

Если суммировать основные рекомендации украинских и международных правозащитных организаций, официальному Киеву следует предпринять следующие шаги:

  1. «Отвязать» получение соцвыплат (в том числе пенсии) от справки внутренне перемещенного лица. Если Украина начнет выплачивать пенсии и соцвыплаты жителям неподконтрольного Донбасса, независимо от того, ВПЛ они или нет (соответствующие механизмы, в том числе верификации, уже разработаны, но «зависли» в кабинетах чиновников), это в разы уменьшит поток через линию разграничения.

«Ситуация на КПВВ и состояние людей, которые путешествуют через линию соприкосновения, значительно улучшаться, как только снизится нагрузка на пункты пропуска, - отметила в комментарии donbass.live правовой аналитик БФ «Право на защиту» Дарья Дмитренко. - А для этого необходимы изменения в законодательство, которые касаются прав жителей неподконтрольных правительству территории, в частности пенсионеров, которые вынуждены фиктивно регистрироваться как ВПЛ и каждые два месяца пересекать линию разграничения, чтобы продолжать получать честно заработанную пенсию. Необходим альтернативный действующему механизм верификации пенсионеров и получателей соцвыплат, которые проживают на временно неподконтрольной территории. Они должны получить лучший доступ к государственным и социальным услугам».

  1. Если по каким-либо надуманным причинам государство в очередной раз увильнет от этого предложения, значит, нужно открывать дополнительные КПВВ. Это невозможно без договоренностей в Минске, так что – флаг в руки переговорщикам.
  2. Однозначно, украинским властям следует изменить правила перемещения товаров через КПВВ. Аналитик фонда «Демократические инициативы» Мария Золкина напоминает, что сейчас физлица имеют ограничение на право перевозки каких-то товаров через линию разграничения. «Это ограничение по весу – максимум 75 кг можно вести с нашей территории на неподконтрольную территорию, и по стоимости – 10 тыс. грн, в некоторых случаях – 20 тыс. грн максимум должен стоить этот товар. Но проблема заключается не в весе и не в стоимости. С 2017 года существует приказ №39 Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и ВПЛ с перечнем конкретных товаров, которые можно перевозить на оккупированную территорию и с оккупированной территории в Украину, и этот перечень очень скудный. Это означает, что люди практически ничего для нужд своей семьи перевозить через линию разграничения не могут», - поясняет эксперт. Простой и понятный выход - принять перечень запрещенных к провозу предметов – был предложен правозащитниками и общественниками еще два года назад. Но воз и ныне там.

Подписывайтесь на страницу Donbass.live в Facebook и вы будете в курсе последних новостей Донбасса.


Подписывайтесь на нас в социальных сетях:

Лента новостей

Другие публикации автора