Религиозный террор на оккупированной части Донбасса: как боевики охотятся на пасторов

Их называют «шпионами», «сектантами» и «экстремистами». На оккупированной части Донбасса боевики уже пятый год преследуют протестантские церкви. В недавних пор их пытаются их полностью «запретить», объявив процесс так называемой «перерегистрации». У общин отбирают помещения, пасторов задерживают и бьют.

Как это происходит и что кроется за атаками на религиозной почве - читайте в материале от журналистов специального проекта Радио Свобода «Донбас.Реалии».

Поселок Майорск - пригород оккупированной боевиками Горловки. Здесь среди разрушенных снарядов и заброшенных домов есть один, который за годы войны фактически превратился в церковь.

«Здесь пули по двору летают до сих пор, слышишь -«бац», в стену ударилась. Если Бог со мной, то все будет хорошо», - рассказывает журналистам «Донбас.Реалии» Олег Конополянка.

Он - пастор одной из евангельских церквей. В прифронтовой поселок переехал в 2016 году. Флигель во дворе разрушенного дома хозяева дома разрешили использовать как молитвенный дом.

«Эти скамейки смастерили, эти стулья, которые были, какие-то из Бахмута привезли, вот здесь и проводим служения», - Олег Коноплянка проводит экскурсию журналистам «Донбас.Реалии».

Два раза в неделю собирается 10-15 человек, они читают Библию и поют песни. Прихожане говорят: сейчас время такое, что люди тянутся к Богу. То, что в майорских кажется обычным собранием верующих, в нескольких километрах с другой стороны линии разграничения - объявлен вне «законом».

На из видео, снятом в оккупированном Луганске, можно увидеть, как боевики ворвались в частный дом, где происходило собрание христиан-баптистов.

Человек в Балаклаве требовала «документы» на проведение мероприятия и «государственную» «регистрацию» на церковь.

- Просто на данный момент я где-то провожу эти сборы.

- На каком основании?

- на основании веры в Иисуса Христа.

Подобные преследования пережил и Тарас Сень - пастор церкви «Христос есть ответ». В подконтрольном боевикам группировки «ЛНР» Свердловске был арестован в сентябре 2015 года.

«Людей десять, до зубов вооруженных, бегут в нашу сторону, кричат: «Быстро из машины»... Все так внезапно произошло, нас выбросили из машины, обыскали, связали руки. Били сильно, били - у меня на левой руке чувствительность притуплённая, мне в шею попали, перебили нервы и задели ткани», - рассказывает о пережитом Тарас Сень.

Тараса объявили «шпионом», обвинили в «сотрудничестве с ОБСЕ». Но через 4 дня отпустили - когда арест стало известно.

«Немецкая миссия «Неемия» помогает преследуемым за веру христианам. По мере своих возможностей, они вышли на администрацию Ангелы Меркель. Я видел, как заставили отпустить представителей «МГБ» (незаконное формирование боевиков, которое называют «министерством государственной безопасности» - ред.), Они были злые, один из них, помню, говорил: «Я бы таких, как ты, стрелял», - вспоминает Тарас Сень.

Боевики называют верующих евангельских церквей «сектантами» и «шпионами». И время от времени сгоняют людей на митинги против прихожан - на них раздаются лозунги вроде «Пора бы, наверное, одуматься и читать Библию правильно» и «Сектанты! Достаточно призвать к беспорядку в «республике».

В начале этого года группировка «ЛНР» и «ДНР» объявили процесс так называемой «перерегистрации». В Донецкой области он продлится до 1 марта 2019 года. В луганской закончился в октябре.

«По результатам этой« перерегистрации »выяснилось, что оккупационная власть «запретила» деятельность всех евангельских церквей», - рассказывает исполнительный директор Института религиозной свободы Максим Васин.

«Верующие, которые остались на неподконтрольной территории, если собираются для удовлетворения своих духовных потребностей посредством молитвы, песни или слова Божия, вынуждены собираться в подполье. Если на таком собрании находят просто членов церкви - у них «административное наказание». Если же это пастор - до 10 лет тюрьмы », - говорит пастор церкви «Благая весть»Петр Дудник.

Пастор Петр Дудник понаслышке знает об отношении боевиков к протестантам. В 2014-м церковь «Благая весть» в Славянске боевики превратили в свою базу.

«Нас выгнали и сказали: это - теперь «военный объект». Здесь жили три группы людей, спецназ русский. Затем около 40 человек пришли, донские «казаки», такие серьезные мужики, лет от 40 и старше - с оружием, и третья группа людей - это местные сепаратисты, бандюки», - продолжает он.

«Это - американская вера, американцы - наши враги»

Волонтер, прихожанин церкви «Слово жизни» Евгений Ткачев говорит: боевики в Славянске держали верующих в плену, а также угрожали лишением жизни.

«Именно в Славянске мы впервые столкнулись с преследованием за веру от людей, которые считали себя православными или православной армией, потому что встречались именно с православными служителями, которые носили оружие, которые бросили свой приход и пришли сюда воевать за «Русь-матушку» , чтобы «фашизм», «бандеровцы» не прошли», - вспоминает события тех дней прихожанин церкви« Слово жизни »Евгений Ткачев.

Он занимается благотворительностью. До войны это были Кения и Руанда. Сейчас - Украина. А в 2014-м Евгений, как и многие другие, возил продукты в захвачен Славянск и эвакуировал оттуда людей. Пока не попал в плен боевиков.

Для пожилых людей в прифронтовом городе Часов Яр волонтеры организовали специальный хоспис

«Угрожали и тюремным сроком, и расстрелом. Забрали наше имущество, машины и держали в горотделе города Славянска два дня. Затем Господь помиловал и мы, с нашей точки зрения, получилось, что бежали, а фактически оказалось, что боевики ушли», - продолжает Евгений Ткачев.

«Почему для них были врагами? Потому что они мыслили и говорили так: вы - американская вера, американцы - наши враги, врагов надо уничтожать », - добавляет Петр Дудник.

В Славянске, как сообщала полиция Донецкой области, боевики расстреляли четырех членов церкви «Преображение Господне». На оккупированных территориях многие помещения религиозных общин захвачены. В Донецке, например, в молитвенном доме мормонов открыли ЗАГС. Преследуют боевики и греко-католиков, православных Киевского патриархата. Летом этого года с обысками пришли в донецкую мечеть.

«Используют этот религиозный террор для того, чтобы укрепить свою незаконную власть. Для того, чтобы искоренить любое инакомыслие и, таким образом, попытаться сделать таким идеологически однородным населения оккупированных территорий, чтобы не было никаких попыток неповиновения», - говорит исполнительный директор Института религиозной свободы Максим Васин.

Собрание в прифронтовом майорских длится не больше двух часов. Но для них эти встречи стали едва ли не единственным утешением во время войны. Похожие богослужения миссионеры проводят вдоль всей линии разграничения.

Источник


Подписывайтесь на страницу Donbass.live в Facebook и вы будете в курсе последних новостей Донбасса.


Подписывайтесь на нас в социальных сетях:

Лента новостей

Другие публикации автора