Чем конфликт в Донбассе отличается от конфликта в Хорватии, - подробности глазами жителя Сербии

Житель Сербии, непосредственный участник военных действий в Хорватии в 90-х годах, который принимал активное участие в патриотическом движении и протестах против Слободана Милошевича, рассказал редакции Donbass.live подробности военного конфликта в Ховатии .

Йован Адамович (Јован Адамовић) рассказал о том, в чем отличия Хорватского конфликта от войны в Донбассе

Один из бывших хорватских политиков сказал, что «восставшие сербы отказались от мирного плана на большое счастье для хорватов» и это стало своеобразным «карт-бланшем» для решения вопроса территориальной целостности Республики Хорватия военным путем. Можно ли сказать, что власть самопровозглашенных республик на Востоке Украины специально отказывается от мирного решения конфликта, учитывая то, что обстрелы на линии разграничения не прекращаются?

Понимаете, эти ситуации - в Украине и Хорватии - абсолютно разные. Война в бывшей Югославии и нынешняя война в Украине серьезно отличаются друг от друга. В Украине продолжается до определенной степени некая разновидность гражданской войны внутри одного народа, при активном вмешательстве России. Или как в последнее время часто говорят, гибридная война. Народ, живущий на оккупированных территориях Донбасса, - это украинцы. Это люди, жившие в украинском государстве с момента провозглашения ее независимости в 1991 году. В Украине сейчас спокойно живут разные национальные меньшинства. Это совсем другое дело, чем то, что было у нас.

На территории Республики Сербская Краина, которая отделилась от Хорватии, компактно проживало этническое сербское население и составляло там большинство. И это население там проживало еще с 16 века, а во времена Второй мировой войны пережило страшный, по европейским меркам, геноцид со стороны Независимого Государства Хорватия - сателлита гитлеровской Германии.

Сама же Социалистическая Республика Хорватия была конституционно оформлена в рамках послевоенной Социалистической Федеративной Республики Югославия как страна двух конституционных народов - хорватского и сербского. То есть сербы по всей территории Хорватии имели статус равного с хорватами государствообразующего народа.

Вообще же, после Второй мировой войны, из-за пережитого сербами геноцида, было предложение - на тех этнических сербских территориях бывшей военной Границы Австрийской империи (здесь сербы составляли своеобразный аналог украинских запорожских казаков и казаков, которые в той же Российской империи играли своеобразную роль пограничных войск) создать автономную область. Но в духе тогдашней коммунистической идеологии братства и единства всех народов Югославии было решено не делать этого, а вместо этого уравнять в статусе и правах хорватов и сербов как два конституционных народа по всей территории Хорватии - одной из республик социалистической Югославии.

Собственно, таков исторический контекст хорватско-сербского конфликта. Итак, природа конфликта там была совсем другая, чем в Украине.

С приходом к власти в Хорватии в 1990 году на первых многопартийных выборах Франьо Туджман, бывший партизанский коммунистический генерал, создал партию Хорватский демократический союз и сразу начались реформы. Так, с принятием так называемой Рождественской конституций Хорватии в декабре того же года у сербов одним махом забрали статус конститутивного народа.

Сербский народ был возведен до уровня национального меньшинства на территориях, где он проживал веками. На основе этого сербы начали требовать культурной автономии на своих территориях.

Ответом хорватских властей на это стало создание своих парамилитарных формирований. Да, именно парамилитарных, потому Хорватия тогда еще не была никем признана и дальше оставалась в составе Югославии.

Хорваты сформировали Zbor Narodne Garde (Корпус национальной гвардии) - парамилитарную структуру, которая была противопоставлена федеральной югославской народной армии, которая тогда была многонациональной, и в высшем командном составе которой находилось много хорватов, также как и словенцев, македонцев и мусульман из Боснии. То есть это не была, как сейчас любят говорить, монолитная сербская армия.

В то время хорваты создают свои собственные отряды. И формируют в чисто хорватских деревнях с населением даже по несколько сотен человек полицейские участки, набирая в полицию абсолютно необученных людей, которые не имели никакого опыта работы в этой сфере, не имели и соответствующего образования. И все это очень напоминало сербам сценарий 1941 года, когда формировалась на местах власть Независимого Государства Хорватия, которая устроила им страшную резню.

Даже новые государственные хорватские символы напоминали о символах того марионеточного хорватского государства времен Второй мировой войны. Более того, началась бытовая дискриминация, сербов начали массово увольнять с работ, начались угрозы, в больших городах сербам начали даже бросать бомбы в дома.

Имели место и убийства. Все начало пахнуть вооруженным конфликтом. Поэтому, сербы начали самоорганизовываться в тех общинах, где составляли большинство. Создается Союз сербских общин Южной Лики и Северной Далмации.

Далее, потеряв полностью доверие к хорватской власти, сербы хотели остаться в составе Югославии в рамках соответствующей автономного территориального образования. В ответ на это хорваты пошли на силовое противостояние.

Началась война, была образована Республика Сербская Краина и сербы больше совершенно не хотели жить с хорватами в одном государстве. Некоторые сербские политики из Краины приняли мирное предложение и участвовали в переговорах. Особенно с приходом к власти в стране Борислава Микелича - человека, который был направлен из Белграда.

Было согласовано установление экономического сотрудничества, прекращение огня, в частности был подписан и Даруварский договор об открытии автомагистрали Загреб-Белград, которая проходила через подконтрольную сербам территорию Западной Славонии, которая была полностью отсечена от остальной территории Республики Сербская Краина. Даже договорились о транзите нефти через Западную Славонию.

Однако, хорватской стороне такое положение вещей не нравилось, они хотели установить свою полную власть на сербских территориях и точка. Был спровоцирован вооруженный инцидент в Западной Славонии, воспользовавшись которым хорваты в мае 1995 года провели операцию «Молния» и заняли эту изолированную территорию Сербской Краины.

Завуалированное согласие на проведение этой операции пришло от самого высокопоставленного человека в самом Белграде. Например, армия боснийских сербов в самом начале операции «Молния», хотя и имела соответствующие подписанные союзнические оборонительные договоры о взаимопомощи с Сербской Краиной и Союзной Республикой Югославия (Сербия и Черногория), никоим образом не помогли сербам из Хорватии.

Хорватские самолеты обстреливали колонны беженцев на территории Республики Сербской (в Боснии и Герцеговине), а части боснийских сербов вообще не открывали по тем самолетам огонь. Так что тогда имел место тайный договор на высоком уровне. По сути, цель официального Белграда во главе со Слободаном Милошевичем и Загреба во главе с Франьо Туджманом заключалась в обмене населением и в разделении Боснии и Герцеговины.

Например, хорошо известно, что еще в 1993 году в Вене Радован Караджич (глава Республики Сербской в Боснии и Герцеговине) и Мате Бобан (лидер хорватской самопровозглашенной республики Херцег-Босна) заключили договор о взаимопонимании.

Так, хорваты в Боснии и Герцеговине, как и сербы, тоже создали свое государственное образование, которое имело полную поддержку со стороны Республики Хорватия. То есть Хорватия принимала прямое участие в боснийской войне. Значит, Караджич и Бобан тогда в Вене подписали тот договор, по которому Хорватия должна поставлять нефть боснийским сербам.

В той войне имела место такая ситуация, что боснийские сербы были союзниками боснийских хорватов против боснийских мусульман и одновременно рядом в Хорватии хорваты противостояли сербам из Республики Сербская Краина. Затем хорваты и мусульмане вместе воевали против боснийских сербов. И даже среди боснийских мусульман существовал раскол - Фикрет Абдич создал свою автономную Западную Боснию и сотрудничал с сербами и с хорватами против остальных мусульман.

Итак, в войне в бывшей Югославии участвовали много разных сторон, которые ни раз меняли союзников. Поэтому можно уверенно сказать, что это была совсем другая обстановка, чем сейчас в Украине.

Хорватская сторона знала перед нападением на Сербскую Краину, что всё главное тяжелое вооружение, которое было у сербов, не имело воспламенительных механизмов, которые заранее были изъяты и увезены в Сербию высокопоставленными офицерами и представителями спецслужб Союзной Республики Югославия.

Хорваты знали все необходимые координаты, данные о численности воинов Сербской Краины, знали, когда меняются посты и патрули. Командиры частей армии Сербской Краины еще перед хорватским нападением получили запечатанные конверты, которые открыть можно было только в случае нападения.

И когда нападение произошло, в тех конвертах был отмечен маршрут отступления. Все было полностью подготовлено для ликвидации Республики Сербская Краина при активном участии в том числе и Белграда. Оборона этого сербского государственного образования, в принципе, и не планировалась высшим руководством Союзной Республики Югославия. Если бы Белград вмешался и стал на защиту Республики Сербская Краина, хорваты не смогли бы провести удачную операцию.

А по словам американского послал в Загребе Питера Галбрайта, Хорватия от США получила предупреждение, что в случае затягивания военной операции против сербов она должна быть немедленно прекращена и стороны конфликта должны были остаться на тех позициях, которые получили, даже если бы сербы при этом расширили подконтрольную им территорию. Но хорваты прекрасно понимали, что до этого не дойдет. Все было уже договорено.

Интересно знать, что президент, пришедший к власти в Хорватии после смерти Туджмана, Стипе Месич, говорил о том, что когда он в 2000-м году впервые зашел в президентский кабинет, то обнаружил там прямой телефон к Слободану Милошевичу. То есть Туджман и Милошевич имели непосредственную линию связи, благодаря которой могли спокойно планировать и договариваться обо всем. И это лучше всего иллюстрирует документальный фильм под названием «Dogovoreni rat» («Договорная война»), который есть в свободном доступе на YouTube и в котором дают интервью уважаемые люди - политики и чиновники, которые были непосредственными участниками или свидетелями тех событий. Причем, со всех сторон.

Одним словом, я снова хочу подчеркнуть, что это был совсем другой конфликт, от которого нынешняя война на Востоке Украины кардинально отличается.

А теперь вернемся к вопросу о том, почему краинские сербы не приняли мирный план. Значит, из Белграда в Сербскую Страну пришла прямая инструкция, чтобы мирный план Z-4 был отвергнут, с обещанием Союзной Республики Югославия сразу встать на защиту этой республики в случае начала боевых действий хорватской стороной.

Как мы уже видели раньше, никакой помощи не было. Более того, в Сербии было невозможно организованное отправление добровольцев в Краину. По реке Дрина на границе между Сербией и Боснией было установлено блокаду.

Добровольцы пробовали самостоятельно ехать автобусами, но рейсы отменялись. То есть ликвидацию Республики Сербская Краина хорватскими силами я бы назвал и волей официального Белграда. Если бы югославская армия и войска боснийских сербов вмешались, дела в Хорватии бы выглядели совсем иначе. Но этого не произошло.

Например, нападение, которое было совершено на Книн, столицу Сербской Краины, было со стороны Боснии, с тыла. Хорватский путь наступления проходил через гору Динара и позиции, которые были покинуты армией боснийских сербов. В то время, летом 1995 года, боснийские сербы активно были задействованы в Восточной Боснии. Что с военной точки зрения было вполне нелогичным. На той территории, которая легко могла бы быть занята полностью сербами еще в 1992 году, была масштабная контрабанда между сербами, мусульманами и хорватами.

Торговали алкоголем, оружием, пищей и многими другими вещами. И вот неожиданно летом 1995 года сам командующий войском Республики Сербской активизирует боевые действия в этом регионе между Жепой и Сребреницей, которые были защищены зонами ООН. Эти анклавы, повторюсь, боснийские сербы могли быстро занять еще в 1992 году. Но зато в 1995 году почти все части армии боснийских сербов перебрасываются с запада, где именно планировали свой удар хорваты, в ту Восточную Боснию. И регулярная хорватская армия и части Хорватского вече обороны (вооруженная формация боснийских хорватов) быстро и легко занимают стратегические полузаброшенные важные позиции в Западной Боснии как раз в непосредственном тылу Республики Сербская Краина и ее главного города Книн.

Опять же, разительное отличие от современных реалий на Востоке Украины. Территория, подконтрольная на данный момент пророссийским боевикам территория в Донбассе, находится непосредственно на границе с Россией, откуда им постоянно поступает помощь. А сама форма территории самопровозглашенных республик на Востоке Украины достаточно закругленная. В то время как территория Республики Сербская Краина была чрезвычайно сложной, неудобной для обороны и разделенной на три отдельные изолированные части.

Территория хорватской республики Херцег-Босна в Боснии и Герцеговине тоже была крайне растянутой и некомпактной. Это были сотни километров. Анклавы, часто труднодоступная горная местность. За линию фронта в 300 километров несла ответственность сотня бойцов.

Военнообязанное население часто было в возрасте 45-65 лет. Меньше всего было именно молодежи. Это вообще слабо населенные территории были. А вот Донецк - это же огромный город-миллионник. Условия которые были у нас, кардинально отличаются от тех, что сейчас на оккупированных территориях Украинской Донбасса.

Вот еще для сравнения: некоторые села здесь, в Сербии, сейчас имеют больше населения, чем целые общины и города в Сербской Краине, территория которой была преимущественно горная и сельская. Моя родная община Грачац имела максимум до 11 000 жителей на достаточно большой территории.

Господин Адамович, искренне благодарим Вас за содержательное интервью, а также приглашаем Вас ответить еще и на другие вопросы наших читателей, которые касаются военного конфликта в Донбассе!

Интервью записал и перевел с сербского Анатолий Демещук.


Подписывайтесь на страницу Donbass.live в Facebook и вы будете в курсе последних новостей Донбасса.


Подписывайтесь на нас в социальных сетях:

Лента новостей

Другие публикации автора