Инсайт: ситуацию в горно-рудной отрасли в ОРДЛО компетентно прокомментировали

Интервью "председателя профсоюза работников угольной промышленности ДНР" Максима Паршина о том, как процветает горно-рудная отрасль на территории ОРДЛО на фоне народного возмущения жителей неподконтрольной территории не оставило равнодушным никого.

Не осталась в стороне и редакция Donbass.live. Найти человека, который бы согласился прокомментировать данную ситуацию, был бы компетентен в вопросах работы ведомства и при этом не побоялся бы рассказать правду, было нелегко. Но нам это все же удалось.

Человек, который занимал не последнюю должность в "министерстве", ныне уже некоторое время на пенсии Понятно, что ни имён, ни должностей мы озвучивать не будем.

Все, что он нам рассказал, будем подтверждать выдержками из открытых источников и мнением самих горняков "ДНР", которыми они охотно делятся в социальных сетях.

Итак, предлагаем вашему информацию о реальном положении дел на шахтах ОРДЛО:

В своём интервью Паршин говорит о том, что на территории ОРДЛО действуют 18 крупных шахт, где с начала года добыто более 4.5 млн тонн угля. Так ли это?

- Сейчас много артелей. Это те же копанки, но легализированные, что касается государственных предприятий, то их 6, в каждое входит по несколько шахт. Общая численность персонала угледобввающих предприятий около 35 000 человек.

Что касается добычи, то в 2018 году было запланировано добыть 8 000 000 тонн угля. На то время, когда я ещё был при должности (около 2-3 месяцев назад, - ред.) добыли порядка 3 000 000 тонн. Но нужно понимать, что сюда входит не только энергетический, но и коксующийся уголь. Причем коксующийся, составляет около 1/3 от общей добычи. И на - гора его дают только ГП, артели работают исключительно на энергетический.

А что касается открытия новых лав? Их действительно так много, как озвучивает Паршин?

- Мне сложно сказать, возможно, речь идёт не о лавах, а о выработках. Вскрывающие и подготавливающие их действительно уже при мне было проведено больше, чем запланировано. Но вы же понимаете разницу. Выработка носит вспомогательный характер: вентиляция, спусковые механизмы и т.д.

А чем оборудуют эти вновь открытые лавы и выработки, ведь шахтное оборудование весьма недешевое. В интервью Паршин говорит о том, что их оснащают отремонтированной техникой из отработанных лав. Это так?

- Это вопрос для горняков вообще кричащий. Паршин либо далек от реального положения дел, либо его интервью-фарс. Сейчас объясню: дело в том, что износ оборудования достиг 80%. Для того, чтобы обновить техническую базу нужны деньги, а угледобывающая отрасль не имеет рынка сбыта своей продукции и, как следствие, достаточного количества оборотных средств. Но даже, если бы деньги были, купить многие материалы просто негде - на нашей территории просто не производят всего, что необходимо для безопасной работы шахты. Ну вот взять ту же взрывчатку - дефицит... А запчасти на комбайны, а кабельная продукция... Ситуацию пытаются исправить импортом, но это направление, мягко говоря, не налажено. Да что на пальцах объяснять - вы можете посмотреть отчёты МЧС и сразу все станет понятно - аварии происходят день-через-день.

А что касается рынка сбыта? Если, как вы говорите, добыча угля идёт своим чередом, должен быть спрос?

- Ну, во-первых, шахты не работают в полную мощность. А во-вторых, рынок сбыта, который, по сути, отсутствует, - это ещё одна проблема угледобывабщей отрасли в "ДНР". За пределы республики уголь не выходит. Контрактов нет и ещё пару месяцев назад точно не планировались. Внутренняя потребность региона в разы ниже количества добываемого угля. Паршин говорит абсолютно верно: основными потребителями являются Старобешевская и Зуевская ТЭС, но им нужно гораздо меньше того, что им можем предложить. Уголь скапливается на складах. При мне это уже было почти 300 000 тонн, и вряд-ли эта цифра уменьшилась.

Ну хотя бы ситуация с з/п по ту сторону КПВВ лучше, чем на подконтрольной правительству части территории Донбасса?

- Паршин говорит неправду. Долги всегда были, есть и, скорее всего, будут. Да, по сравнению со 2 полугодием 2017 года, 1 полугодие 2018 принесло снижение долга перед горняками, но тем не менее это порядка 1,5 млрд рублей, и от этого никуда не денешься.

задолженность.png

зп.png

Что касается размера з/п то ни о каких 20-30 тысячах речь не идёт. Конечно, оплата труда зависит от работы, которую выполняет рабочий, от сложности и вредности условий труда, но и такие факторы, как город и шахта тоже влияют на размер зарплаты. Самые большие зарплаты в Макеевке. Там подземный рабочий может рассчитывать на 15-20 тысяч рублей, но не более.

photo_2018-07-23_14-43-48.jpg

photo_2018-07-23_14-42-26.jpg

photo_2018-07-23_14-41-58.jpg

photo_2018-07-23_14-41-43.jpg

photo_2018-07-23_14-41-19.jpg

А ситуация с вакансиями?

- Полностью соответствует действительности. Не комплект порой критический, это приводит к тому, что к работе допускаются неопытные работники, а это, в свою очередь, опять же травматизм и смерти. Может, вы слышали о смерти машиниста в Макеевке. Парню было 23 года, работал около месяца.

photo_2018-07-23_15-01-00.jpg

А есть чем комплектовать эти вакансии? Паршин говорит, что престиж профессии сохранен, молодёжь охотно идёт работать в шахты.

- Ну, подумайте сами, зачем молодому парню идти на тяжёлую, опасную работу за среднюю зарплату? Если уже и идут, то на артели, где платят больше. Шахтерские коллективы безнадёжно стареют. И руководство отрасли это понимает. Но делать ничего не хотят или не могут.

photo_2018-07-23_15-02-10.jpg


photo_2018-07-23_15-00-13.jpg


photo_2018-07-23_14-59-23.jpg


photo_2018-07-23_14-57-28.jpg


photo_2018-07-23_14-53-15.jpg


photo_2018-07-23_14-51-58.jpg


photo_2018-07-23_14-49-43.jpg


photo_2018-07-23_14-49-02.jpg


Подписывайтесь на страницу Donbass.live в Facebook и вы будете в курсе последних новостей Донбасса.


Подписывайтесь на нас в социальных сетях:

Лента новостей

Другие публикации автора