Лариса Лисняк: А допросы в «МГБ ДНР» не так страшны с учетом «но»

Возглавляю интернет-издание «Донецкие новости» где-то с июля 2016 года. Вернее, мы в этот период лишь приступили к «реинкарнации» старого сайта газеты. В данном процессе была важная функция – перенести архив публикаций старого сайта. Перенесли. Автоматически. Многотысячные записи архива даже не перепроверяли: залили – и залили.

Но сегодня совершенно случайно наткнулась на архивную публикацию «ДН» 2015 года, как оказалось, связанную со мной – «Что значит – жить в Донецке». И там была подана такая моя характеристика: «Лариса Лисняк – дончанка, украинка, никогда не скрывавшая своей позиции, в силу жизненных обстоятельств по настоящий момент живет в Донецке. Посвятила себя помощи семьям Донбасса, оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации. Многим известна как волонтер, хотя так себя не позиционирует и не считает свою помощь (часто – с риском для жизни) чем-то из ряда вон выходящим. Также известна своей идеей всеобщего примирения, призывает рассматривать вооруженный конфликт на Донбассе через призму человеческих судеб, вести нормальный диалог, избегая радикальных оценок и высказываний».

Мне стало неудобно за такой пассаж в свой адрес, но тут нахлынули воспоминания того периода. Воспоминания, конечно, могли быть разными: кому-то розочки в Донецке в этот момент могли застилать глаза, кому-то – неудержимая вера в «поднятие нашей молодой республики». А у меня вдруг всплыло иное. Даже не могу пояснить – почему именно это, т.к. было и намного пожестче.

Так вот. Донецк. 2015-й. Где-то в «МГБ ДНР».

Он: Вот пришло на вас заявление, вы должны дать пояснения.

Я (прочитав донос): Подписано – «аноним», и вы такое принимаете к производству?

Он: Ну, это реакция наших граждан.

Я: И как вы это поняли, что «аноним» – ваш гражданин? А вдруг это сотрудник хунтовской СБУ? Ну, вдруг я им чем-то не угодила…

Он: Все письменные заявления поступают нам от граждан «ДНР». Мы не принимаем в производство заявления, отпечатанные на компьютере, только в рукописном виде… То есть, кто его подал – мы знаем.

Я: Но вы мне показываете именно вордовскую распечатку.

Он: Это чтобы вы не могли опознать почерк, и чего-то подумать на этого гражданина.

Я: Аааа… Ну, а чего тут думать... И зачем мне почерк? В доносе – фразы, которые я говорила лишь одному человеку в Донецке, очень на тот момент близкому мне. Я понимаю, кто его написал.

Он: Фух, ну, и хорошо. Так и напишите, что заявитель – представитель СБУ. И мы начнем параллельное производство. Нам – показатели, вам – возможность сотрудничества.

Я: А тогда тоже подписаться – «аноним»?

Он: Без проблем. Мы каждого анонима в лицо знаем.

Я: Но я отказываюсь что-то писать и подписывать.

Он: Это ваше дело. Я все равно должен составить протокол о ваших пояснениях.

Я: Сформулируете тогда вопрос.

Он: Мне только передали вот это заявление и кучу распечаток ваших постов в соцсети. Ну… давайте так попробуем: вы признаете, что готовили госпереворот в Донецкой народной республике?

Я:????

Он: Ну, ладно. Давайте зайдем с иной стороны: вы признаете, что не признаете Донецкую народную республику?

Я: Не признаю, и вообще, не знаю, что это такое – ваша «народная республика». Я об этом открыто и в соцсети писала. Это преступление?

Он: Ну, как кто на это посмотрит. Можно под многое подвести…

Я: Саша, откуда такие выводы? В доносе четко сказано – «попирает и нивелирует достижения нашей Донецкой народной республики». Т.е. я попираю и нивелирую. Никаких госпереворотов и пр. Чё вы мне тут рассказываете? В вашем УК есть статья за попирательство и нивелирование?

Он: Чё?

Я: Ну, а теперь – не «чё», а «что». Вам сколько лет?

Он: 27.

Я: Мой сын ненамного меньше вас. Так вот что я тебе скажу, сынок: завтра, по аналогичному доносу «анонима», на допросе можешь оказаться ты. И как ты будешь отмазываться от госпереворота? А я тебе это могу устроить на раз – напишу заявление, что ты требовал подписать невесть какие документы, которые сам состряпал. Хочешь, напишу, что ты меня пытался изнасиловать?

Он: Да ладно… Вы ж мне в матери…

Я: А так и напишем – несмотря на то, что я этому сосунку в матери гожусь, он склонял меня к интимной связи…

Он: Да как же так?

Я: А от так – попираю и нивелирую.

Он: Так скажите, что мне написать…

Я: Пиши, сынок: предъявленные обвинения вследствие «того-то» считает необоснованными, и требует ответной проверки лица, подавшего заявление.

В тот раз я отделалась «легким испугом» (на тот момент это был где-то уже пятый мой «испуг», поэтому я понимала, как вести себя в этой ситуации).

Понятно, что допрос включал в себя и более унизительные детали. Но пока не решаюсь об этом написать. Думаю, позже…

Ну, а в «МГБ» за два года жизни в Донецке при войне я была не раз. Это ответ на вопрос, который мне на протяжении 2014-2016 годов задавали на ФБ-страничке: как я всё это пишу, а мне – «ничего».

А в реалии всё было так, как и подразумевали подписчики. Ну, согласитесь, не могла я в 2014-2016-х только выйти с допроса из «МГБ ДНР» и сразу написать в ФБ – «эх, а МГБ уже не то» : ) Но от меня требовали публикации – это типа был сигнал всем, что «я жива». Эта схема действует до сих пор – сужу по очень странным публикациям своих подруг, которые до сих пор «там». И вот мне не нужно что-то объяснять – пошли фото красоты Донецка, умиленных лиц младенцев на руках у матерей… И у меня сразу «цок»: вчера была «беседа». Хотя ее могло и не быть, это же могли быть фото просто обычных мамочек...

Но все равно меня «Кто-то» свыше все время «там» берёг… Просто не могу объяснить, как с автоматом у виска вдруг они не нажимали на курок (тупо жена позвонила на мобильник узнать, а то ли ему на ужин приготовила). Как после очередного допроса в «МГБ» меня не волочили «на подвал», а отпускали со словами – «подыши пару дней еще». Но при этом я встречала иных людей у выхода из «подвалов» (это тоже была одна из моих миссий «там»), жутко тряслась по поводу безопасности, хотя явно все там всё знали, но нас проносило… А мы лишь отделались «легким испугом». Ну как, «легким»: с попыткой изнасилования, с унижениями, давлением на самых родных… А так, «всё хорошо, прекрасная Маркиза, всё хорошо, всё хорошо».

Источник: https://dnews.dn.ua/news/670073


Подписывайтесь на страницу Donbass.live в Facebook и вы будете в курсе последних новостей Донбасса.


Подписывайтесь на нас в социальных сетях:

Лента новостей